Фёдор Иванович Дубовицкий

ДЕТСТВО

Фёдор Иванович Дубовицкий родился в Тамбовской губернии в селе Вишневом 20 февраля 1907 года. Его родители были небогатыми многодетными крестьянами. Вот что Фёдор Иванович рассказывает о своём детстве: «Я рос общительным и, похоже, занятым ребенком. Помню, мать говорила: «О тебе у меня забот не было. Уйдешь, бывало, на целый день к соседу- столяру, он тебя и занимает весь день». С каким-то восторженным чувством вспоминаются детские незатейливые азартные игры в крючки, салки, горелки, прыжки, перегонки, прятки и другие». В одном из источников есть и такие сведения о жизни маленького Фёдора. «Он любил слушать пение церковного хора, который состоял из жителей села. Спевки проходили в школе вечерами, часов до десяти. Когда ему исполнилось 7 лет, его поставили в ряд ребят альтовой партии хора, и он стал петь. А еще через год стал солистом альтовых партий. Хор исполнял произведения Глинки, Чайковского, Даргомыжского, Бартнянского, Ломакина и других композиторов. Из книги и его рассказов, а он был частым гостем в школе и музее, мы узнали, что прекрасные школьные годы его поколения были трудными. Большую роль в судьбе его и других сельских ребят сыграла Варвара Павловна Синцерова, которая после окончания Бестужевских курсов приехала из Петербурга к своему отцу, учительствовавшему в их селе. Эта юная, красивая женщина духовно обогащала деревенских ребят, ничего не знавших, кроме быта и жизни своего села. Ф.И. Дубовицкий все годы поддерживал с ней самые близкие и добрые отношения. В знак дружбы Варвара Павловна подарила ему скрипку своего отца Павла Алексеевича, у которого маленький Федя занимался в хоре».

ЮНОСТЬ

В послереволюционные годы в стране царили хаос и разруха. Повсюду — холод и голод. Дубовицким же приходилось особенно тяжело, ведь, как раз перед революцией, в 1916 году умер отец Фёдора. Однако, несмотря на все трудности, в 1926 году молодой человек сумел поступить в Воронежский университет на физико-технический факультет.
Незадолго до начала войны Фёдора Дубовицкого направили в знаменитый Ленинградский физико-технический институт, которым руководил его организатор Абрам Фёдорович Иоффе. Здесь начинающий учёный поступил в аспирантуру, а потом защитил кандидатскую диссертацию. Научным руководителем Дубовицкого был легендарный Николай Николаевич Семёнов (знаменитый химик, лауреат Нобелевской, Ленинской и Государственной премий).

 

 

 

Фото с сайта: www.bogorodsk-noginsk.ru

 

 

Н.Н. Семенов и Ф.И. Дубовицкий с сотрудниками Академии наук СССР и Института химической физики.

И.О. ДИРЕКТОРА ФИЗТЕХА (1951-1952 годы)

Возможно, в жизни Ивана Фёдоровича Физтех (который только что был образован из физико-технического факультета МГУ) и не был самым значительным периодом, но в жизни молодого вуза Дубовицкий сыграл важную роль.
Из воспоминаний ректора МФТИ Н.В. Карлова:
«Гром, как известно, грянул поздним летом 1951 года. ФТФ был распущен и вместо него создан МФТИ. А через месяц после указа о создании МФТИ временное исполнение обязанностей директора Московского физико-технического института приказом заместителя министра высшего образования СССР А. Михайлова было возложено на тов. Дубовицкого Федора Ивановича.

Приказ о назначении Ф.И. Дубовицкого и.о. директора МФТИ (реконструкция)

Такова внешне канцелярская сторона истории того, как Федору Ивановичу Дубовицкому судьба вручила весло Харона. Но Федор Иванович преобразовал весло Харона в жезл Моисея, давший в безводной пустыне избранному от Бога народу живительную влагу».

Свой взгляд на этот процесс Федор Иванович изложил в интервью, которое он дал Дмитрию Александровичу Кузьмичеву в ноябре 1995 года и которое было опубликовано под характерным заголовком «Тяжелые были времена». Подчеркнув несколько раз, что вузовские проблемы ему незнакомы, что неопытный он в вузе человек, Федор Иванович выражает свое восхищение Физтехом, излагает свое понимание того, как и почему ФТФ был распущен… Работа огромного объема ждала свежеиспеченного и.о. директора института, только что рожденного в конфликте с властью. Прежде всего, в самом безотлагательном порядке, надо было способствовать сколько-нибудь разумному решению судьбы тех примерно 10% студентов ФТФ, которые на свое несчастье оказались евреями. Далее, нужно было осуществить выпуск специалистов – бывших студентов 2-го курса приема 1947 года, весной 1952 года заканчивающих 6-й курс. Только им было разрешено завершить образование и защитить дипломные работы под фирмой ФТФ МГУ, что и было ими во благовремении и совершено. Их дипломы подписал ректор МГУ академик И.Г. Петровский.
Следующая связка проблем заключалась в необходимости продолжить образование на новом Физтехе тем студентам ФТФ, специальности которых отвечало наличие в МФТИ аэромеханического факультета. Предметом особой заботы были старшекурсники – студенты 5-го и 4-го курсов, принятые на факультет, соответственно, в 1947 и 1948 годах. Эти ребята уже провели на своих базовых предприятиях, в основном, в ЦАГИ, ЦИАМ, И НИИТП, нешуточную научную работу и были готовы к защите дипломных работ. Дело облегчалось тем, что базы были серьезно заинтересованы в них, в этих студентах и в их работах. За вычетом упомянутых 10 % и тех, кто был переведен на мехмат МГУ, в МФТИ осталось на «доучивание» около 60% студентов 5-й и 6-й специальностей ФТФ.
В апреле 1952 года с дипломами инженера-физика МФТИ выпустил около двадцати человек по специальности «аэродинамика» и десяти – «термодинамика». Три человека – Аркадий Добкин, Юлий Либерман и Петя Перлин – получили специальность «теория прочности», и трое – упомянутые выше Коля Бахман, Аркадий Марголин, а также Валя (Вольдемар Петрович) Смилга – специальность «экспериментальная физика».

Таким образом, из 120 студентов-первокурсников первого приема ФТФ МГУ собственно Физтех окончили около сорока человек. Это большое дело было проведено исполняющим обязанности директора МФТИ Федором Ивановичем Дубовицким. Соответствующий приказ был подписан 2-го апреля 1952 года… Все это была, хоть и трудная, но привычно понятная работа. Сильнее смущала Федора Ивановича вузовская рутинная деятельность. «Нужно было налаживать учебный процесс в институте. Надо студентов куда-то расселять, в Долгопрудной общие кафедры создавать, организовывать кафедры по специальности в базовых институтах. Здесь была кафедра иностранных языков, кафедра математики, кафедра общей физики, те кафедры, которые и сейчас существуют. Вот тогда-то они и пересоздавались. Но, вообще, – говорит Федор Иванович, – если бы не Солоноуц и Тулайков, мне было бы трудно».

Фото с сайта: www.bogorodsk-noginsk.ru

Много лет Фёдор Иванович заведовал кафедрой физики горения и взрыва на факультете молекулярной и химической физики МФТИ. Он работал на кафедре и после того, как перестал исполнять обязанности директора МФТИ и перебрался в Черноголовку.
В середине 1950-х годов Дубовицкий стал первым уполномоченным Академии наук по Научному центру в Черноголовке. Город строился по инициативе академика Н.Н. Семёнова. Особой заслугой Фёдора Ивановича является строительство филиала Института химической физики, с которого и начинался современный наукоград Черноголовка.

Комиссия во главе с Ф.И. Дубовицким (в левом углу) осматривает строительную площадку для закладки научного центра АН СССР 1956.

 

НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И НАГРАДЫ

Церемония открытия памятника Н.Н.Семенову и Ф.И. Дубовицкому в Черноголовке.

Автор исследований в области химической кинетики, теории горения и взрыва.
В последние годы — советник при дирекции Института химической физики.
Автор книги «Институт химической физики. (Очерки истории)» (1996).
Удостоен орденов Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, «Знак Почёта», «За заслуги перед Отечеством» IV степени.
В октябре 2016 года в Москве в районе СВАО появилась улица Фёдора Дубовицкого .

Фото с сайта: www.bogorodsk-noginsk.ru

Скончался Фёдор Иванович 16 февраля 1999 году за несколько дней до своего 92-летия.
Похоронен на кладбище в Макарово.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ О ДУБОВИЦКОМ

Один из первых строителей Черноголовки Борис Самойлович Костовецкий вспоминает о Фёдоре Ивановиче Дубовицком:
«Жилье – ценность во все времена.
Главным фактором привлечения молодых специалистов была престижная и перспективная работа в науке. Но и наличие квартир было немаловажно. Как и сейчас, в 60-е собственное жилье было самой большой ценностью для молодых семей. В те времена, чтобы его получить в университетских городах, надо было отстоять в очереди 25 лет. Кому это было под силу? А Ф.И. Дубовицкий всех привлекал в Черноголовку быстрым получением жилья и своё обещание держал. Первые квартиры массово выдавали на улице Первой, в «хрущёвках». Жилье было, мягко говоря, скромное. Планировки ужасные. Но мы были от него в восторге. Когда я приехал в Москву к своей сестре и рассказывал, что я получил квартиру через полгода после начала работы в Черноголовке – мне никто не верил. Посмотреть, как я живу, и правда ли это она приехала с двадцатью друзьями!»

Упрямый Дубовицкий.
Ф.И. Дубовицкий очень любил командовать строителями напрямую, без проекта и без аппарата архитектора Б.П. Золотого. Иногда вообще заявлял: «Мне эти ваши чертежи не нужны, я и сам знаю как всё должно быть». И вот мы начали строительство КОНа. Сделали и отдали строителям проект, забили колышки по месту будущего фундамента. Приходит с утра Федор Иванович, невероятно рассерженный: «Что вы тут поставили здание прямо на дороге, о чем вы думаете!». Мы ему говорим – «Федор Иванович, все нормально, у нас вот проект дороги, мы расстояния проверили, все идёт как надо». «Ничего не нормально, меня это не устраивает, я всё сам сделаю». Позвал своих людей, они переставили колья как он считал правильным. После мы колышки вернули обратно на проектное место. А он снова переставляет. И так три или четыре раза мы их двигали, в итоге немного где-то его обманули, что всё будет как он хочет, и вырыли котлован по своим чертежам. Потом уже, когда ему всё показали, что все идёт по нашему проекту, он на нас махнул рукой: «Делайте, как хотите».